09:26
Борьба с будущим. Углеродный кредит как индульгенция от Церкви Гайи

Сторонники гипотезы глобального потепления (климатические алармисты), очень любят рассказывать что климатические скептики, или отрицатели изменений климата (люди, которые сомневаются в энвайронменталистских догмах), проплачены нефтегазовой промышленностью. В такие моменты, климатические алармисты натурально превращаются в настоящих конспирологов: серьезно, если вы почитаете профильную статью в неполживой и неподкупной Википедии, то вас не оставит ощущение натурального погружения то ли в типичную теорию заговора, то ли в типичную советскую пропаганду уровня «Мухолюбов-человеконенавистников», годов этак 1930-50-х. Так что, когда я слышу как очередной энвайронметалист клеймит климатических скептиков «конспирологами», у меня создается отчетливое чувство, что я наблюдаю прожженную проститутку, возмущающуюся слишком короткими юбками у девушек.

В последнее время кстати, у людей со светлыми ликами появился новый кандидат на роль климатического злодея – наш горячо любимый президент Владимир Путин, который как известно, проплачивает всех критиков текущего американского политического мейнстрима, вроде Такера Карлсона, или Скотта Риттера. Проплачивает он и климатических скептиков, причем делает это не потому что основным экспортом России являются нефть и газ, а потому что весь из себя такой резко отрицательный и творит зло ради зла.

Тем не менее, в реальном мире как раз именно за климатическими алармистами стоит большой бизнес, не желающий потерять огромные деньги – ибо борьба с глобальным потеплением в наши дни является весьма выгодным предприятием. Я говорю, об углеродных кредитах, они же углеродные квоты.

В мейнстримном инфополе тема углеродных кредитов не то чтобы является запрещенной – просто о ней положено упоминать вскользь и без углубления. Все что положено знать простому прогрессодебилу – углеродные кредиты, это такая новая перспективная валюта, которая может в будущем вытеснить доллар. Между тем, углеродные кредиты это действительно то, о чем следует подробно знать каждому. Ибо это ничто иное, как бессовестное ограбление всего населения Земли небольшой кучкой привилегированных толстосумов.

Дело в том, что на современном Западе (частью которого является и Россия), каждая компания имеет определенную квоту на выбросы углерода в атмосферу. Допустим, у нас есть электростанция Brown Energy, которая работает на угле, так что свою углеродную квоту она выбирает очень быстро. Если компания будет фунять углеродом и дальше, ее оштрафуют, или еще как закошмарят. Что же Brown Energy делать, неужели закрываться? Нет! У нас есть еще и молодой, динамично развивающийся стартап CarbonCapture, который абсорбирует углекислый газ из атмосферы и захоранивает его глубоко под землей. Таким образом, CarbonCapture не только не расходует свою углеродную квоту, но и даже уходит в этом смысле, в минус. А углеродные квоты можно продавать, вот компания по сжиганию воздуха и продает свою квоту электростанции Brown Energy, после чего последняя получает возможность и дальше спокойно себе работать, а CarbonCapture монетизирует свою деятельность по сжиганию воздуха. Все счастливы? Не совсем. Brown Energy – коммерческая компания, цель которой – получить прибыль. И расходы на покупку углеродных кредитов, она должна как-то отбить. Так что, стоимость затрат на углеродную квоту, закладывается в стоимость производимой электростанцией электроэнергии. Таким образом, перфомансы CarbonCapture по закапыванию CO2 в землю, оплачивает в итоге, конечный потребитель.

Не нужно кстати думать, что углеродными квотами облагаются исключительно грязные предприятия, вроде угольных электростанций, заводов, или автоконцернов, производящих автомобили с ДВС. Углеродные квоты есть у абсолютно любой компании. И даже если вы скажем, IT-компания, вы все равно постоянно должны думать насколько например, зелена энергия, которую потребляет ваш дата-центр. И либо закупать оную у компаний добывающих электричество из солнечных панелей и ветряков (мирясь как с баснословно высотой ценой, так и с тем, что иногда ваш ЦОД будет отрубать, так как над полем солнечных панелей солнце зашло за тучи, или в районе массива ветряков перестал дуть ветер), либо готовить деньги на покупку углеродных кредитов у компании занимающейся захоронением углекислого газа в земле, выращиванием лесов, или убыточным производством электромобилей.

Углеродные кредиты позволяют заработать предприятиям, которые на нормальном рынке не продержались бы и дня. Так например, весной 2023-го, небезызвестная корпорация Microsoft подписала контракт со стартапом Helion Energy, на постройку коммерческого термоядерного реактора к 2028 году. Это при том, что реальные успехи термоядерной энергетики – поддержание необходимых для управляемой реакции температур плазмы в течении считанных секунд/минут – и это результат семи десятилетий разработок и исследований (как известно, практическое применение управляемого термояда всегда будет через 20 лет)! Разумеется, данное вложение было сделано Microsoft не просто так: это все та же погоня за углеродной нейтральностью. Таким образом, в дивном новом мире углеродного рынка, термоядерная энергия может приносить реальный доход, даже при том что в реальности ее не существует.

Углеродные кредиты происходят из Киотского протокола, именно это соглашение ввело первые квоты на выброс углерода. Американский журналист Мэтт Тайбби в своей статье «Великая американская машина по надуванию пузырей», вышедшей еще в 2009 году, указывал на то что концепцию углеродного кредита пропихнули не без помощи крупных корпораций, вроде Goldman Sachs, цели которых была весьма далеки от благородных – а именно, создать новый биржевой пузырь. Аналогичный тем, которые та же Goldman Sachs уже создавала до этого: пузырь доткомов, ипотечный пузырь (тот самый, что привел к памятному кризису 2008 года), пузырь нефтяных фьючерсов и прочие. Как утверждается в статье Тайбби, Goldman Sachs еще в середине 00-х сделала крупные инвестиции в зеленую энергетику и Хэнк Полсон, один из руководителей корпорации, абсолютно откровенно заявил: «Мы делаем эти инвестиции не для того чтобы терять деньги».

Мэтт Тайбби, называет углеродные кредиты частным налогом на выбросы углекислого газа, собираемый небольшим племенем алчных как черт свиней с Уолл-стрит – и он прав. Углеродный кредит это действительно частный налог, а также новый рынок мусорных ценных бумаг. Рынок углеродных квот, создает новые материальные ценности, которые однако, абсолютно бесполезны. В уже упомянутой статье, Тайбби объясняет как спекулятивная торговля нефтяными фьючерсами в нулевых, вызвала резкий рост цен на нефть, хотя никаких реальных причин для оного не было. Рынок торговли углеродными квотами, вызывает рост цен на все, на любые товары и услуги, поскольку теперь компании должны тратиться еще и на бессмысленные углеродные кредиты.

Углеродные кредиты являются полной чушью, даже если вы сами являетесь сторонником гипотезы глобального потепления. Ведь по сути, это ничто иное как самая настоящая индульгенция, покупка которой в Средние Века, позволяла продолжать грешить с чистой совестью. Точно так же и сейчас: можно затариться под завязку углеродными кредитами и спокойно продолжать чадить в атмосферу ужасными парниковыми газами. Так например делает знаменитый американский производитель тракторов John Deere, который вроде как должен производить огромное количество выбросов CO2 в атмосферу – но имеет углеродный рейтинг еще выше чем у Tesla. Просто сия корпорация может позволить себе приобрести достаточно углеродных квот. Следует также учесть, что гига-корпорации, типа FAANG-корпораций, могут просто поглотить достаточное количество энвайронменталистских стартапов (как они постоянно делают с понравившимися им молодыми динамично развивающимися компаниями, вроде той же Android) и уже сами производить вдосталь этих самых углеродных кредитов, полностью обеспечивая все собственные потребности.

Самое интересное тут то, что даже безотносительного того что сама концепция углеродных кредитов шита белыми нитками, на этом рынке уже постоянно встречаются махинации: сами производители углеродных кредитов, зачастую отнюдь не так уж и безуглеродны. Так например, одним из видов гайяугодного бизнеса, приносящего углеродные кредиты, считается высадка деревьев. И вот, совсем недавно, уже в этом десятилетии, компания Lyme Timber, продала углеродные кредиты полученные с земель, покрытых лесом. Между тем, эти леса и без того были защищены от вырубки законом штата Теннесси. А весной этого года, небезызвестная Tesla, у которой продажа углеродных кредитов, составляет немалую часть дохода, опубликовала углеродную отчетность, из которой стало ясно, что сия компания не так зелена, как кажется – из-за своих поставщиков, которые выбрасывали парниковых газов больше, чем нужно.

Да, для тех кто по старой советской привычке думает, что все это западные болячки, которые России не касаются, у меня плохие новости – углеродный рынок прекрасно импортируется и в Россию (а что вы думали? Либераший говномемасик про «Барнаул, Алтайский край», на самом деле означает запрет на обсуждение швитого барена). Еще в начале наивных 2010-х, а точнее, в 2011-ом, правительство РФ постановило в рамках реализации Киотского протокола, ввести лимит на углеродные единицы, а также возложило функции оператора углеродных единиц (а если называть вещи своими именами – главспекулянта углеродными кредитами) на всем известную корпорацию «Сбер». Надеюсь, теперь читателю понятно, почему эта компания так активно пиарит энвайронментализм в России.

На конец 2021 года, все связанное с углеродным регулированием, описывалось Гражданским Кодексом. Однако уже летом того же года, был принят федеральный закон № 296 «Об ограничении выбросов парниковых газов», который вступил в силу в самом начале 2022-го (вот такой вот подарочек дорогим россиянам на Новый Год!). Где подробно все расписано: и государственный учет выбросов парниковых газов и реестр углеродных единиц и обращение этих самых единиц. В общем, принятие ФЗ №296 является официальным введением налога на воздух. Налога подчеркну, частного, поскольку в этом законе четко прописана схема классического углеродного лохотрона: гайеугодный бизнес (в законе это называется «климатические проекты») производит в силу того что он гайеугодный, углеродные кредиты и продает их бизнесам, которые заняты полезной для людей (а значит, вредной для мирового энвайронменталистского интернационала) деятельностью. На сайте Сколково, можно прочесть радостный рапорт, о том что Россия «сыграла на опережение» и теперь не должна ничего платить Брюсселю. Как по мне, это лайфхак уровня «Мы наловчились занимать очередь на анальные изнасилования по субботам, в вечер пятницы, чтобы освободиться пораньше». И да, Брюссель и прочий Запад если захочет, все равно может в любой момент сказать: «Ваши углеродные кредиты, не углеродные кредиты». Джентльмены как известно, меняют правила игры, как только начинают проигрывать. Особенно тут интересно то что федеральный закон № 296, был принят втихушку, без той громкой кампании в прессе и Интернете, каковой у нас обычно сопровождается принятие спорных законов.   

А уже когда писалась данная статья, вышла новость о том, что «Сбер» анонсировал открытие площадки для продажи неких «зеленых сертификатов», свидетельствующих о покупке зеленой энергии.  И почти сразу вышла следующая новость: Путин поручил Мишустину и Володину установить административное наказание для частного бизнеса, «за несоблюдение квот выбросов загрязняющих воздух веществ». Так что, дорогие россияне, готовьтесь платить десятину Церкви Гайи. Отныне, в каждом рубле что вы отдаете, заключены скрытые платежи, которые уходят натурально на прокорм тунеядцам. Особенно это касается одной из самых больных тем для рядового населения страны: коммунальных платежей. Так как теплостанции у нас по большому счету работают на угле, следовательно они и будут (вкупе с производителями электричества), одними из самых главных потребителей углеродных кредитов в России. А цены ЖКХ взлетят до уровня Европы, где возможность оплатить ЖКХ уже разыгрывают в лотерею.

Однако, самое веселое, это грядущий рынок персональных углеродных кредитов, когда углеродными квотами будут облагаться уже физические лица. То есть – конкретно ты, дорогой читатель. Читающий сии строки, может недоуменно спросить: а меня-то за що? Я вроде как, парниковые газы в атмосферу не выбрасываю? Ну, условный офис в небоскребе тоже их не выбрасывает, однако углеродными квотами обложен. Персональный углеродный профиль отдельно взятого гражданина, будет складываться из его конкретных трат. Покупает ли он товары углеродно-нейтральных фирм? Инвестирует ли в акции правильных, гайеугодных бизнесов? Ездит на автомобиле с ДВС, или на электромобиле? Все это будет учитываться при составлении вашего персонального рейтинга, а принцип действия, будет очень похож на китайскую систему социального рейтинга, которой нас пугают с середины 2010-х. Не удивляйтесь например, когда вам не продадут билет на самолет – потому что вы в свое время покупали слишком много натурального мяса (а коровы ведь вырабатывают метан, который тоже парниковый газ) и исчерпали свою углеродную квоту, столь необходимую для пользования реактивным самолетом, у которого такой мощный углеродный след. С низким углеродным рейтингом, вам не сделают скидку в магазине, не одобрят ипотеку по льготной ставке. Из-за низкого углеродного рейтинга, вам могут даже не провести банковский перевод, или и вовсе заблокировать счет (советую вспомнить, что главным антрепренером углеродного рынка в России является «Сбер»). Также, с введением персонального углеродного рынка, следует ожидать нового натиска на наличные деньги, ведь для составления вашего углеродного профиля, потребуется подробная информация обо всех ваших покупках.

Это на самом деле, один из главных кошмаров электронного концлагеря: в нем за вами никто не будет бегать, чтобы вставить анальный зонд. Вы его сами купите и вставите.

Весь этот оруэллловский ужас со вкусом системы социального рейтинга ближе чем кажется, на самом деле персональные углеродные квоты уже на пороге. Так уже сейчас многие банки на Западе (а как мы уже могли убедиться, Россия уже давно полноценная часть этого Запада), предлагают своим клиентам сервисы, позволяющие узнать насколько гайеугодны совершаемые вами покупки. Так например осенью 2022 года, крупнейший австралийский банк CommBank представил своим клиентам функцию анализа их покупок, с целью вычисления получившегося в результате этих приобретений, углеродного следа. И все прямо в вашем смартфоне, очень удобно. Более того, тут же, не отходя от кассы, вы можете искупить ваш грех перед Гайей, приобретя индульгенцию те самые углеродные кредиты, которые так и называются – Australian Carbon Credit Units, Австралийские Углеродные Кредитные Юниты (если дословно), сокращенно ACCU. А новый энвайронменталистский стартап Aspiration (позиционирующий себя как «необанк», полностью цифровой банк без физических отделений), также предлагал функцию некоего «коэффициента устойчивости», позволяющую анализировать экологичность совершенных клиентом покупок, еще в 2010-х. А также, в 2021 году Aspiration выпустил специальную кредитную карту Aspiration Zero, позволявшую уменьшить углеродный след владельца (стартап тратил часть прибыли на гайяугодную деятельность).То есть, персональные углеродные трекеры становятся весьма популярным направлением среди стартапов, что не может не тревожить. Ибо пока что подобные инициативы полностью добровольны – но вот именно что пока.

Так Всемирный Экономический Форум продвигает идею всеобщих персональных трекеров как минимум, с 2019 года – и согласно видению ВЭФ это будет уже обязательная практика. Разумеется, лавочку покрывают заботой о неимущих – дескать, если вы не можете себе позволить купить билет на самолет, вы можете продать свои углеродные квоты человеку с деньгами и таким образом заработать на своей бедности. Я бы однако, не советовал особо на это рассчитывать: вполне возможно что для проведения подобной финансовой транзакции, вам придется на целый год исключить мясо из своего рациона.

Интересной приметой времени здесь может служить новость от весны 2023-го. Итальянская Ferrari объявила, что не планирует отказываться от производства автомобилей с ДВС вплоть до конца 2030-х, то есть в ту самую эпоху, на которую руководство Евросоюза наметило полный переход с автомобилей на электромобили. Оно и понятно: люди способные позволить себе Ferrari, наверняка могут и позволить себе вдосталь углеродных кредитов, дабы спокойно ездить на бензине. Так что, незавидное будущее среднестатистического «I fucking love science» прогрессодебила выглядит примерно так – ежедневный адский труд на износ, радо возможности купить хоть что-то из невероятно дорогих (и едва ли качественных) товаров, при этом тщательно выбирая, чтобы не дай бог не купить продукцию какой-нибудь недостаточно гайеугодной компании. А в это время, прямо из окна весело пыхающей запрещенным углеродом в атмосферу Ferrari, представители элит будут учить нашего прогрессодебила новому пуританскому аскетизму во имя искупления углеродного греха перед Гайей.

Углеродные кредиты кстати не единственные подобные энванроменталистские токены, с помощью которых жадные финансовые конгломераты высасывают деньги из ваших карманов. Также существуют так называемые ZEV-кредиты, предназначенные для стимулирования электромобильного рынка, автопроизводители получают их за изготовление электромобилей, собственно немалая часть дохода небезызвестной компании Tesla составляют именно ZEV-кредиты. ZEVC однако, это целая тема для отдельной статьи. А в выпуске «Курьера ЮНЕСКО» за июль-сентябрь 2023 года, предложили идею «квот на биоразнообразие». С учетом раскручивания новой энвайронменталистской страшилки – шестого вымирания – угроза появления биоразнообразных кредитов, вполне реальна. И не думайте, что вас это не коснется, ведь вы никакая не древодобывающая компания, а просто разрабатываете мобильные видеоигры – толстосумам с Уолл-стрит нужны ваши деньги! Пора однако подводить итоги.

Я надеюсь, что читателю стало окончательно ясно, что борьба с глобальным потеплением превратилась в весьма доходный бизнес. Бизнес, что хуже всего, финансово-спекулятивный, который не производит ничего, кроме ценных бумаг. Это торговля воздухом, в самом прямом смысле.

Весь рынок углеродных квот, который уже превратился в целую индустрию, зиждется однако, на одном очень шатком камне – на вере в глобальный климатический апокалипсис. Климатический алармизм стал бизнес-моделью. А вот теперь и задумайтесь, каковы в таких условиях шансы появления исследований, противоречащих мейнстримной климатической парадигме?

Это не голословный вопрос, поскольку у нас уже есть статья «Я убрал из статьи об изменении климата правду, чтобы ее опубликовали» от доктора Патрика Брауна (который ВНЕЗАПНО, климатолог – это к вопросу, что глобальное потепление дескать, отрицают только не-климатологи), автор которой рассказывает, что для публикации вашей статьи по климатологии в рецензируемом научном журнале (а подобные журналы имеют в современном обществе статус огненных скрижалей, принесенных ангелами с небес), она должна ни на йоту не отклоняться от линии климатического алармизма. То есть, что изменения климата носят повсеместный и катастрофический характер и что бороться с ними можно только путем снижения антропогенных выбросов парниковых газов. И упаси вас боже, написать что изменения климата не демонстрируют серьезных угроз, или что таковые можно достаточно легко нивелировать. Так например, доктор Браун указывает на то что для лесных пожаров, гораздо большую роль, нежели глобальное потепление, играют идиоты, не тушащие после себя костры. А также на то что смертность от жары сейчас на самом деле снижается, а урожайность в сельском хозяйстве на протяжении последних десятилетий только растет, несмотря на глобальное потепление. Однако обо всем этом, на страницах рецензируемых научных журналов упоминать категорически запрещено, ибо это подрывает мейнстримную алармистскую повестку: глобальное потепление это абсолютное зло, хуже которого ничего нет и в борьбе с ним нельзя беспокоится о таких презренных вещах как экономический рост.

Это заставляет задуматься: а что если то о чем рассказывал доктор Браун – всего лишь вершина айсберга? Что если вообще вся гипотеза глобального потепления состоит из подобных подлогов? Вопрос кстати, отнюдь не риторический, если вспомнить знаменитую историю с хоккейной клюшкой Манна. Проблема однако в том, что у нас нет никакой возможности это проверить, ибо покушаться  на гипотезу глобального потепления в условиях, когда она приносит такие барыши – все равно что пытаться отнять у собаки кость.

И здесь у России есть уникальная возможность, которая появилась только после 24 февраля 2022 года. Дело в том, что до этой даты, мы были глубоко инкорпорированы в мировую (а точнее, западную) экономическую систему, но теперь-то нас отовсюду повыгоняли! Тот же ФЗ №296 был принят еще в 2021 году. И мало кто понимает, что полный разрыв России с Западом это не только огромный удар по экономике, но и огромная возможность.

Вот что надо сделать: для начала отменить ФЗ №296, выйти из Киотского протокола, желателен вообще законодательный запрет на какие-либо регулировки выброса углерода в атмосферу. Затем, нужно внести ESG в список экстремистских и террористических движений. На этом моменте будет много визга о том что ESG это просто идея и т.д. – ну, этот визг просто не надо слушать. Эти же люди в свое время визжали о том что антифа это тоже идея, а бороться с гей-пропагандой, то же самое что бороться с осенью. Затем, нужно договориться со странами из блока БРИКС, о том что товары которые будут продаваться между странами данного блока, облагаться какими-либо углеродными квотами не будут.

Все! Эти нехитрые меры, позволят создать альтернативный рынок, свободный от собираемой Церковью Гайи десятины, а значит товары на нем будут значительно дешевле (и скорее всего, качественнее). И очень возможно, через какое-то время на наш альтернативный, «коричневый» рынок, попросятся многие западные компании, которым надоест платить отступного зеленым рэкетирам. Все что нужно для этого – подавить проэнвайронменталистские настроение в российских элитах.

 

Использованные при написании и просто рекомендуемые материалы:

«Углеродные кредиты». Neftegaz.ru, 2021.

«Что такое углеродные кредиты и как они влияют на экологию». Сколково, 2023.

«Углеродные кредиты: иллюзорное решение?». «Курьер ЮНЕСКО», 2023.

«Нездоровый климат: помогут ли убыточному необанку Aspiration углеродные кредиты». Forbes, 2023.

«Новый кошмар Оруэлла: что нам готовит персональный углеродный рынок». Илья Пестов, 2022.

«История проверенная временем: великая американская машина по надуванию пузырей». Мэтт Тайбби, 2009, перевод и дополнения Ильи Пестова, 2022

 

 

Мы создали новый канал на Dzen "Президентская кампания - 2024", отсылающий к судьбоносному 2024 году, который имеет все шансы стать переломным в истории XXI века. У нас есть материалы, есть идеи, но нам нужны подписчики. Нам нужны - вы! Всего десять подписчиков и наш канал заработает, появившись в ленте рекомендаций Dzen. Так чего же вы ждете? Переходите и подписывайтесь! 

Если вы подписались на наш канал - вы и есть то самое Сопротивление.

Категория: Black Pill | Просмотров: 164 | Добавил: hexenhammer-2 | Теги: углеродный след, климатический алармизм, углеродные единицы, энвайронментализм, углеродные кредиты, лохотрон, углеродные квоты, Церковь Гайи, ESG, зеленая энергетика, зеленая экономика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar